Вячеслав Воронков

С этой своей любимой фразой одесский поэт-юморист Лева Задов благодаря Алексею Толстому и его роману Хождение по мукам так и вошел в массовое читательское сознание. Литературный персонаж был явным палачом и веселым душегубом. Известно, что Толстой пользовался сведениями, почерпнутыми из революционной брошюрки некоего Гепера, он же Илья Гордеев, изданной в Киеве в 1924 году. Так вот, и все эти эпитеты — убийца, знаменитый палач, уголовник — именно из этой книжонки. На самом деле реальный прототип в чем-то был схож, а в чем-то совсем не похож на колоритный образ из трилогии советского классика.
Реальный Задов родился 11 апреля 1883 года в еврейской земледельческой колонии Веселая, что в Екатеринославской губернии. У отца было две десятины земли и прожорливая семейка в десять ртов. Как ни крути, а прокормить такую ораву клочок земли не мог. Продав его, семья перебралась в Юзовку (ныне Донецк). Глава семейства начал работать балагулой (извозчиком). Пару лошадей прикупил старший сын Исаак. Другой брат, Наум, стал кустарем-одиночкой. А Левка пошел работать грузчиком. Затем стал настоящим пролетарием: устроился на металлургический завод — загружал плавильные печи. Здесь его и заприметили социал-демократы, а затем анархисты. С последними он вскоре занялся грабежами. При очередном ограблении полиция прихватила Задова с поличным, и суд приговорил его к восьми годам тюрьмы. Левка успел отсидеть полсрока, когда грянула его освободительница — Февральская революция.

Прошедший уголовно-тюремные университеты, Задов своей принципиальной нелюбовью к любой, находящейся не в его руках собственности, оказался классово близким пролетарскому сознанию. Поэтому, когда он с чистой совестью вышел на свободу и вернулся в родную Юзовку, заводские рабочие с энтузиазмом избрали его депутатом городского Совета.

По этой же причине друзья-анархисты уговорили братьев Задовых — Льва и Даниила — записаться в Красную гвардию. В полку Лева вырос до начальника штаба. Ему уже светила великолепная военная карьера. И комиссар не раз намекал: мол, пора бы и в партию вступать. Только Задов рассудил иначе. В один из дней, бросив родной полк, Левка вместе с братом вернулся в родную Украину и присоединился к Махно.