Источник: http://eternaltown.com.ua/биографии/1430

Андрей Януарьевич Вышинский  (10 декабря 1883, Одесса — 22 ноября 1954, Нью-Йорк), заместитель прокурора и прокурор СССР в 1933-39, академик АН СССР (1939). В 1939-44 заместитель председателя Совета Народных Комиссаров СССР. В 1940-53 на руководящих постах в МИД СССР (в 1949-53 министр).

alt


Член ЦК КПСС с 1939. Выдвинутые в работах Вышинского положения были направлены на обоснование грубых нарушений законности, массовых репрессий, в частности путем придания значения ведущего доказательства признанию обвиняемого. Был государственным обвинителем на фальсифицированных политических процессах 1930-х годов.
Отец, выходец из старинного польского шляхетского рода Януарий Феликсович Вышинский, был провизором; мать — учительницей музыки. Вскоре после рождения сына семья переехала в Баку, где Андрей Вышинский окончил гимназию.

В 1901 году поступил на юридический факультет Киевского университета, но окончил его только в 1913 году (так как исключался за участие в студенческих беспорядках), был оставлен на кафедре для подготовки к профессорскому званию, но отстранен администрацией как политически неблагонадежный. В 1903 году вступил в меньшевистскую организацию РСДРП. Участвовал в революции 1905 года в Баку. В начале 1908 года был осуждён Тифлисской судебной палатой за «произнесение публично противоправительственной речи». Отбыл год лишения свободы в Баиловской тюрьме, где близко познакомился со Сталиным . По окончании учёбы преподавал в Баку в частной гимназии, занимался адвокатской практикой.

Сразу после окончания вуза уехал в Баку, где до 1915 г. в частной гимназии преподавал русскую литературу, географию и латынь, а также занимался адвокатской практикой.

После февральской революции 1917 года был назначен комиссаром милиции Якиманского района, тогда же подписал «распоряжение о неукоснительном выполнении на вверенной ему территории приказа Временного правительства о розыске, аресте и предании суду, как немецкого шпиона, Ленина».

В 1921—22 годах был преподавателем Московского университета и деканом экономического факультета Института народного хозяйства имени Плеханова. В 1923—1925 годах прокурор уголовно-судебной коллегии Верховного суда РСФСР и одновременно профессором I МГУ по кафедре уголовного процесса. В 1925—1928 годах ректор Московского государственного университета (тогда — I-й Московский государственный университет).

В 1928 председатель специального присутствия Верховного Суда СССР шахтинскому делу.

В 1928—1930 годах возглавлял Главное управление профессионального образования (Главпрофобр). В 1928—1931 гг. член коллегии Наркомата просвещения РСФСР. Заведовал учебно-методическим сектором Наркомпроса и замещал председателя Государственного учёного совета.
в 1930 председатель специального присутствия Верховного Суда СССР по делу «Промпартии».
С 11.05.1931 прокурор РСФСР, с 21.05.1931 также заместитель наркома юстиции РСФСР.

С июня 1933 года заместитель, а с марта 1935 года по май 1939 года прокурор СССР. Потребовал пересмотра решения о высылке из Ленинграда, состоявшейся после убийства Кирова, бывших дворян, сенаторов, генералов, интеллигенции, лишённых политических и гражданских прав. Большинство вернулись в Ленинград, их восстановили в правах. Добился отмены судебных приговоров по закону от 7 августа 1932 г. (так называемый закон «о трёх колосках»). Выступал как государственный обвинитель на всех трёх Московских процессах 1936—1938 годов. Настоял на пересмотре дел инженеров и техников угольной промышленности проходивших по Делу Промпартии, их реабилитации.

Вышинский одним из первых подхватил тезис Сталина о том, что при определенных условиях “законы придется отложить в сторону”: “Не буква закона, не слепое подобострастное преклонение перед законом, а творческое отношение к закону, такое отношение, когда требования закона корректируются пониманием цели, которой он призван служить. Сочетание революционной законности и революционной целесообразности — эти вопросы нашей партий разрешались с исчерпывающей ясностью, не оставляющей места для каких-либо сомнений и лжетолкований”.

В прокурорствование Вышинского на долгие годы был дискредитирован один из основополагающих постулатов теории доказательств — “царица доказательств”, то есть признание обвиняемым своей вины. Во многих политических процессах выбивание показаний путем проведения незаконных методов ведения следствия, порой вопреки фактическим обстоятельствам дела, превратилось в повседневную реальность.

На одном из допросов нарком внутренних дел Ежов рассказал, что идею о непригодности гуманного отношения к “врагам народа”, отказывавшимся говорить “правду”, подал Сталину именно Вышинский во время расследования дела Тухачевского. Сталин на это якобы сказал: “Ну, вы смотрите сами, а Тухачевского надо заставить говорить все и раскрыть свои связи. Не может быть, чтобы он действовал у нас один…” Физическое воздействие на подследственных Ежов называл “санкциями”. По его словам, Вышинский заверил, что органы прокуратуры не будут принимать во внимание заявления арестованных о побоях и истязаниях. Как показал Ежов, Вышинскому же принадлежит идея, одобренная Сталиным, создания так называемых “троек”, внесудебных органов с широкими полномочиями в составе начальника областного управления НКВД, прокурора области и секретаря обкома партии.

Если первое время с юридическими новациями Вышинского полемизировали, в частности нарком юстиции Крыленко и выдающийся ученый-юрист, директор Института права Академии наук СССР Пашуканис, то после физического устранения Крыленко, Пашуканиса и других ученых-”спорщиков” в теоретическую схватку с Андреем Януарьевичем уже никто не вступал.

Бывший Главный военный прокурор СССР Н. П. Афанасьев (при Вышинском он занимал должность прокурора Орловского военного округа) рассказывал: “Так каков же был Вышинский? Внешне строгий, требовательный — в общем, человек, чувствующий свой “вес”, явно показывающий, что близок к “верхам” и сам являющийся одним из тех, кто на самом верху вершит дела. Таким Вышинский был перед подчиненными. А на самом деле Вышинский был человек с мелкой душонкой — трус, карьерист и подхалим.

Распространённая легенда, согласно которой Вышинский утверждал, что признание обвиняемого является лучшим доказательством,— действительности не соответствует. В своей главной работе он декларировал обратный принцип:

В июне-августе 1940 г. уполномоченный ЦК ВКП(б) по Латвии. С 06.09.1940 по 1946 г. первый заместитель наркома иностранных дел СССР. Во время эвакуации НКИД в Куйбыше возглавлял его работу. В 1945 году присутствовал при капитуляции Германии. В 1949 —1953 годах, в разгар начального этапа холодной войны и во время войны в Корее — министр иностранных дел СССР. В 1952—1953 годах член Постоянной комиссии по внешним делам при Президиуме ЦК КПСС . После смерти Сталина министром иностранных дел вновь стал В. М. Молотов, а Вышинский был назначен представителем СССР в ООН.

Скоропостижно скончался от сердечного приступа , был кремирован, прах помещён в урне в Кремлёвской стене на Красной площади в Москве.