Автор:  С. А. Третьяков

Первая Великая война, трагический 1917-ый год, неудачная Японская война и общее революционное брожение в стране, заслонили в памяти многих то светлое прошлое каким было полно последнее царствование Императорской России. По количеству благотворных реформ оно мало уступает предыдущим эпохам, а в отношении экономического прогресса и улучшения быта большинства населения бесспорно стоит на первом месте. Все это было сделано заслугами двух крупных деятелей этого периода. Это было сделано в течение первых семнадцати лет царствования Императора Николая 2-го-Мученика, когда у руля Российского корабля стоял Витте, а затем Столыпин.

alt


Сергей Юльевич Витте был, впервые замечен в 1877-ом году во время Турецкой войны, когда он блестяще справился с железнодорожным снабжением армии и подвозом войск. По вступлении на престол Император Александр 3-ий оценил его способности и, постепенно продвигая, сначала назначил его министром путей сообщения, а затем в конце 1892-го года министром финансов. Как показало будущее Император Александр 3-ий, будучи хорошим администратором, не ошибся в своем выборе. В течение более десяти лет оставаясь на этом посту Витте почти единовластно управлял Российскими финансами. Постепенно он сосредоточил в своих руках все вопросы торговли, промышленности и тарифной политики. От него зависел отпуск средств на сельское хозяйство, железнодорожное строительство и вообще на осуществление почти всех важных государственных предприятий.

Оказывая сильное влияние на всю хозяйственную жизнь страны, он достиг во всех областях поразительных результатов. В финансовой области почти каждый год, впервые, приносил в государственном бюджете крупные излишки.

Отчасти это достигалось благодаря двум важным реформам: переход на золотой стандарт и введение водочной монополии.

Принимая Министерство финансов, Витте слабо разбирался в финансовых вопросах. Поэтому сначала он предполагал оживить народное хозяйство путем увеличения выпуска бумажных денег. Даже говорил, что таким путем можно быстрее построить Великий Сибирский путь. Он остановил все меры своих предшественников по укреплению денежной единицы и разработал устав о выдаче Государственным банком ссуд, как крупной так и мелкой промышленности.

Но он очень быстро разобрался в финансовых вопросах и круто повернул на 180 градусов свою финансовую политику. Сменив помощников он стал проводить реформы по укреплению Русской денежной единицы путем перевода ее на золото. Эта мера встретила большое сопротивление земледельческих кругов, т. к. повышение курса рубля вначале понизило цену на экспортное зерно. Ему пришлось взять обратно из Государственного Совета свой проект и провести его указом Царя, полной поддержкой которого он пользовался в это время.

Винная монополия сначала пришла на ум Императору Александру 3- му, как средство борьбы с пьянством. Витте сразу понял большие возможности этой доходной статьи. Со свойственным ему напором он провел, и так блестяще организовал винную монополию, что до 1914-го года она была главной статьей дохода в государственном бюджете. Это не уменьшило пьянства, но все же было благотворно и для народного здоровья ввиду производства спирта более очищенного от вредных примесей. Укрепление Русских финансов благодаря этим мерам и конверсии государственных займов с понижением уплачиваемого процента, сильно оживил хозяйственную жизнь страны. Быстро увеличивалась сеть железных дорог и стала развивался промышленность.

Во всех областях Витте показал себя пеивоклассным администратором. Особенно блестяще он подобрал своих помощников и весь многочисленный состав служащих в финансовом ведомстве, включая податную инспекцию.

По своим убеждениям Витте был монархистом и сторонником авторитарного строя. Это особенно проявилось позже в созданной им конституции. Однако у него не было ясной линии. По многим вопросам он представлял Царю два решения с доводами и критикой каждого. Не было у него и твердой политической базы. 0бладая выдающимися финансовыми способностями, богатой финансовой фантазией, будучи практическим дельцом исключительного размаха, он не отличался политической и государственной прозорливостью. В экономике он был сторонником крупного капитализма, в чем видел залог общего благосостояния. Он проводил политику широкого протекционизма промышленности, привлекая, как Русский, так и иностранный капитал всевозможными льготами.

Не забывал он и рабочих. Это признавали и левые круги, хотя и истолковывали его фабричное законодательство, как помощь крупным фабрикантам. Была введена фабричная инспекция, сокращен рабочий день, введены пособия и пенсии для несчастных случаев на производстве, сильно облегчен детский и женский труд.

Благодаря этим мерам промышленность развивалась почти со сказочной быстротой. Она оттянула часть рабочих рук от земледелия, которое с увеличением населения уже не могло использовать всю наличную рабочую силу. Отчуждение частных земель, проповедуемое левыми партиями не могло разрешить этого вопроса. По статистике 1905-го года плотность населения в сельских районах Европейской России на квадратную версту удобной полевой земли была в среднем 139 жителей, тогда как во Франции 84, в Англии 79 и в Германии 107. Большая общая плотность в Европе была обусловлена количеством городского населения. При разделе всей пахотной земли между сельским населением во Франции на душу приходилось бы 1.99 гектара, а в Европейской России 2.05, т. е. почти одинаковое количество земли. Однако, ввиду примитивного хозяйства у нас урожайность была в несколько раз меньше чем во Франции. Таким образом единственным решением могли бы быть отлив населения в город, уничтожение общины, интенсификация сельского хозяйства и переселение в Сибирь.

Позднее все это стал проводить в жизнь Столыпин. Понимал это и Витте, но ему так хотелось сделать Россию первой индустриальной страной в Европе, что на крестьянство он смотрел лишь как на резервуар дешевых рабочих рук для укрепления индустрии и скупо отпускал средства на улучшение сельского хозяйства.

Насаждение и укрепление промышленности было его главной целью. Для этого же он обратил большое внимание на развитие высшего и среднего технического образования. Все это он делал с большой энергией и свойственным ему широким размахом.

В 1902 году был убит министр внутренних дел Сипягин и на его место назначен Плеве. С этого момента Витте начал терять доверие Царя и его влияние стало быстро падать. В сентябре 1903-го года ок, не одобряя нашу внутреннюю и внешнюю Японскую политику, ушел с поста министра финансов и был назначен председателем комитета министров. Это была бесцветная должность даже без права постоянных личных докладов Царю. Председателем Совета министров был сам Государь, а его заместителем не Витте, а граф Сольский. Поэтому были тщетны все попытки Витте вернуть свое влияние. С этого времени началась двойственная политика Витте, которая в конце концов и привела к полному крушению его карьеры. Чувствуя перемену в доверии Царя, он постепенно все больше и больше стал играть на два фронта: был сторонником самодержавия перед Царем и либералом перед общественностью. Это стало особенно явно, когда после убийства Плеве стал министром внутренних дел либеральный кн. Святополк- Мирский. Хотя Витте и почувствовал более благоприятную почву, несмотря на все его интриги, ничто не вернуло ему прежней власти.

В такой обстановке пришло время заключить мир с Японией. Все уклонялись от этой тяжелой и неблагодарной задачи. Один Витте, с присущей ему самоуверенностью, принял это предложение. Здесь он опять проявил свои недюжинные способности и на дипломатическом поприще. Приняв для руководства максимум наших уступок поставленных Царем, он блестяще справился к общему удивлению со своей задачей. С Японией был заключен почетный мир. Витте награжденный графским титулом, вернулся как триумфатор в страну стоявшую на границе революционного краха. Все с надеждой смотрели на него как на единственного спасителя, что и высказал ему граф Сольский и писала в письмах Государю Императрица Мария Феодоровна. В этом не сомневался и сам граф Витте, особенно после его второго дипломатического успеха. Как посредник он помог уладить Мароканский конфликт между Германией и Францией.

В своем анализе общего внутреннего положения, сделанном по поручению Императора, он пришел к заключению, что есть только два выхода, — военная диктатура или конституция. Заручившись поддержкой Вел. кн. Николая Николаевича, он высказался за конституцию. Он был уверен, что при этом решении будет опять играть первую скрипку. После тяжелых раздумий и колебаний Государь принял этот совет. Назначив Витте председателем Совета министров, он поручил ему выработать закон о конституции. В короткий срок граф Витте представил свой доклад. «Булыгинский» проект совещательного представительства был заменен двух-палатной системой с широкими законодательными правами. Параллельно, Витте всеми силами старался оградить самодержавную власть. Государственный Совет, где половина членов должны были быть по назначению Царя, стал верхней палатой. Без ее согласия не мог пройти ни один закон, также как и без одобрения Императора. Как дальнейшее укрепление власти Царя, Витте включил знаменитую 87-ую статью. Она давала возможность Царю проводить законы своей единоличной властью, когда не заседали законодательные палаты.

Этот проект по одобрению Государем был обнародован 17-го Октября 1905-го года. Ок дал новое государственно-правовое устройство и широкие личные и общественные свободы. Однако вопреки ожиданиям и уверениям Витте, это не принесло успокоения в стране. Наоборот, многими это было понято как уступка и слабость правительства, и революционное движение стало принимать грозные формы. Кругом шли забастовки, горели помещичьи усадьбы, столица сидела в темноте без электричества и власть еле удерживала порядок. Вновь образованный Совет Рабочих Депутатов все больше забирал власть в столице. Его лидер Хрусталев-Носарь (не рабочий, а присяжный поверенный) так обнаглел, что стал грозить арестом всему кабинету министров. Витте то угрожал, то удерживал от крутых мер боясь еще больших велнений среди рабочих. И лишь смелые меры мин. вн. дел Дурново, в полном секрете от Витте, арестовавшего Хрусталева и всех его главных помощников, начали постепенно восстанавливать порядок.

Несмотря на все старания Витте, его поведение в этот тяжелый период не завоевало ему любви либеральных кругов и окончательно подорвало доверие Царя. Шедший кривыми путями он оказался верен себе и в последнем письме Государю. Желая угодить либералам он решил удалить Дурново (мавр сделал свое деле и мавр должен уйти). Витте подал Царю просьбу об отставке, мотивируя невозможностью работать с Думой имея Дурново министром внутренних дел. Он был уверен, что Царь его не отпустит. К его изумлению Император не только не уволил Дурново, но и принял его отставку.

С этим указом закатилась звезда Витте и он уже больше никогда не вернулся к власти. Но в тот же день стала восходить звезда другого деятеля этой эпохи, — министром внутренних дел был назначен Столыпин.

Петр Аркадьевич Столыпин по своему рождению и воспитанию всю жизнь был близок к крестьянству. Он прекрасно знал его нужды и был уверен что лишь превращение крестьянина в собственника его земли создаст из них крепкую опору государству. Окончив Физико- Математический Факультет Петербургского Университета, он начал службу в Министерстве Земледелия и Министерстве Внутренних Дел.

Затем был уездным и губернским предводителем дворянства Ковенской губернии, а позже Гродненским и Саратовским губернатором. В смутный 1905-ый год в Саратовской губернии были сильные крестьянские волнения. Как губернатор Столыпин показал себя мудрым и бесстрашным администратором. Зачастую, он появлялся один без охраны в волновавшихся селах и силой своего убеждения успокаивал крестьян. Таким образом без военной силы он сохранял мир и порядок в своей губернии. Слухи о его успехах докатились до Петербурга, и Государь обратил на него внимание. На его назначение, по-видимому, также повлиял посланный им Царю доклад по крестьянскому вопросу.

Это было тяжелое время, — был в разгаре революционный террор. За пять предыдущих лет было убито террористами около 1600 человек, включая Вел. кн. Сергея Александровича, несколько министров, губернаторов, офицеров, рядовых жандармов и царскчх чиновников.
Став министром Столыпин крутыми мерами, вплоть до введения военно-полевых судов, в несколько месяцев положил конец этой вакханалии.

В это же время начала заседать первая Государственная Дума. Она была выбрана по избирательному закону Витте, сделавшего упор на крестьянство. По его словам, это должна была быть «мужицкая» Дума. Однако здесь сказалось его полное незнание крестьянства, которое выбрало, к его изумлению, левые партии агитировавшие за земельный передел. Партией большинства оказались Кадеты (конституционные демократы). Это были по убеждениям левые монархисты и упорные доктринеры. Их идеалом была Английская монархия, где король царствует; но не управляет. Хотя Коковцев, Трепов и Столыпин с согласия Императора усиленно уговаривали кадетских лидеров войти в коалиционное правительство, они, по остроумному выражению Столыпина, «жали под столом ножку революции» и упорно ставили условием проведение кадетской программы.

То-есть, установление парламентаризма, отчуждение частных земель, отмену смертной казни и проведение прочих неприемлемых правительству законов. Заседания Думы сопровождались криками и оскорблением правительства.

Председатель Совета министров Горемыкин был бессилен остановить поток оскорблений думских депутатов. Государью стало ясно, что такого бедлама терпеть больше нельзя. Было решено распустить Думу и по совету Горемыкина для этой цели 8-го Июля 1906-го года был назначен премьером, с сохранением портфеля министра внутренних дел П. А. Столыпин. Через два дня новый премьер повесил замки на двери Таврического дворца и распустил Думу.
Тогда, с его лозунгом: «отпор революции и покровительство эволюции», в царствовании Императора Николая 2-го открылась новая страница и уже в конце 1906-го года начались реформы правового и экономического раскрепощения крестьян.

Новые выборы не дали лучших результатов и ни одна партия не получила большинства. Из-за Выборгского воззвания, в котором население призывалось не платить налогов, отказываться от воинской повинности и вообще не подчиняться правительству, многие Кадеты были преданы суду и лишены участия в выборах. А крайние социалисты отказались от бойкота, как они это сделали не участвуя в выборах в первую Думу. Поэтому вторая Дума оказалась еще менее работоспособной чем первая. Однако, Столыпин постепенно заставил себя слушать и уважать. Многие его речи во второй Думе являются классическим образцом патриотизма и государственной мудрости. Как писал позднее Маклаков, один из лучших ораторов думского периода, «Я не слышал оратора в своей жизни по силе и убедительности красноречия равного Столыпину». И вот, со всей силой своего ораторского таланты Столыпин боролся с возможными потрясениями, боролся за Великую Россию.

Когда же социалистические депутаты договорились до оскорбления армии, а некоторые повели даже в армии агитацию свержения монархического строя, Столыпин распустил Думу и арестовал депутатов виновников крамолы.

После этих двух попыток Государь был разочарован в мудрости интеллигенции и готов был отменить указ о конституции, но Столыпин убедил Царя не делать этого шага. Выборный закон был изменен с таким расчетом, чтобы получить конструктивное большинство. Здесь проявилась государственная интуиция Столыпина. Было решено сделать ставку на Земство, где господствующую позицию занимало среднее поземельное дворянство, и на городское самоуправление. Со времени земской реформы 1864-го года Земство, получившее выборное начало, постепенно захватило все области местного хозяйства и приобретало опыт самоуправления.

Расчет оказался правильным и в третьей Думе большинство получили Октябристы и Националисты, близкие по убеждениям Столыпину. Кадеты и социалисты слева и сторонники неограниченной монархии спрага оказались в меньшинстве.

Так начался в 1907-ом году период сотрудничества Думы и правительства. Столыпин правильно понял что нужно разрешать основные исторические задачи: крестьянский вопрос и привлечение конструктивных сил, к управлению государством под руководством царской власти. Обезвредив радикальную часть социалистов и наведя порядок, он приступил к реформам. Главное его внимание было обращено на уничтожение общины и создание крестьянина — собственника своей земли. Поскольку с естественным приростом сельского населения уменьшалось на душу количество свободной земли, правительство стало проводить широкую программу переселения в Сибирь.

Государство строило железные и шоссейные дороги, рыло колодцы и давало переселенцам ссуды. Условия в Азиатской России сильно отличались от Европейской. Там не было тормозящей всякий прогресс общины, но зато почти отсутствовала крестьянская земельная собственность, — земля давалась крестьянам лишь в пользование.

Также не было больших образцовых хозяйств крупных землевладельцев, которые в Европейской России играли положительную роль. В своем докладе, поданом Государю Столыпин писал что необходимо постепенно достигнуть уравнения правительственной политики во всех частях империи. Как первые шаги по переселению он поставил разрешение трех задач. Во-первых, обследование местностей наиболее годных для заселения и организацию в этих местностях землеустройства. Во-вторых, прокладка к этим местностям железных и грунтовых дорог.

В- третьих, подготовка для переселенцев достойных условий существования и дальнейшее улучшение их быта. Только после этого можно было бы приступить в Сибири к созданию тяжелой промышленности. В скобках должно заметить, как сильно отличается этот план от современной политики советской власти, которая создает там индустрию в полном пренебрежении к самым необходимым нуждам населения.

Все эти мероприятия встретили широкий отклик в стране и Россия во всех отношениях пошла крупными шагами к лучшему будущему. Партия большинства, Октябристы, черпали свои силы в земстве уже имевшем опыт самоуправления. Дума приобретала опыт законодательной работы и училась конструктивно сотрудничать с правительством. Все шло сравнительно гладко и Столыпин лишь желал 20-ть лет внутреннего и внешнего покоя. Тогда по его словам: «Вы не узнаете нынешней России».

Но тут пришел трагический для России 1911-ый год. Сначала Столыпин за счет тактического выигрыша сделал крупную стратегическую ошибку. Желая усилить благоприятное ему земство, он внес закон о проведении земской реформы в Западном крае России. Выборы согласно проекту должны были проходить по двум куриям, чтобы уменьшить влияние польских помещиков. С трудом проведя этот закон с приемлемыми поправками через Думу, он натолкнулся на отпор правых кругов Государственного Совета, — по конституции верхней палаты. Председатель Совета Акимов и вожди оппозиции П. Дурново и В. Трепов запросили Государя, который занял нейтральную позицию.

Тогда правым большинством закон был провален в Совете. Столыпин был так огорчен, что потерял самообладание м подал в отставку, — акт противный всем традициям самодержавной монархии.

Царь был недоволен таким ультиматумом, и, не приняв отставки, указал найти другое решение. Столыпин предложил распустить на три дня обе палаты и провести закон по 87-ой статье Царским указом, на что Император после некоторого колебания дал свое согласие. Октябристы и Националисты высказались против этой, хотя и в рамках закона, но неправильной диктаторской процедуры. Собрав больше двухсот подписей (за проект голосовало только 165) они требовали повторно поставить этот закон на повестку дня. Такое решение, при вероятной поддержке Царя, имело шансы на успех. Когда же Столыпин, повидимому не желая рисковать предпочел свой путь, лидер Октябристов Гучков в знак протеста подал в отставку с поста председателя Думы. Так образовалась трещина в думском большинстве.

Хотя Дурново и Трепов понесли по приказу Царя наказание за свою обструкцию и были исключены на шесть месяцев из Совета, правые круги в стране усилили свое влияние. Им помогала и тень Распутина, которая нависла над премьером за то что он провел расследование частной жизни старца. Подав об этом доклад Царю, он по своей инициативе приказал Распутину покинуть Петербург. Многие, включая Императрицу Марию Феодоровну (в разговоре с Коковцевым), подозревали что дни Столыпина, как министра, уже сочтены.

Этот вопрос, однако, был трагически разрешен выстрелами Богрова и 5-го Сентября 1911-го года Столыпина не стало. Хотя вся национальная Россия горько оплакивала эту потерю, политически казалось, что все осталось по-прежнему. Правительство и обе последние Думы, будучи однородного состава, продолжали реформы столыпинской инерцией. К 1914 году за восемь лет были сделаны крупные успехи в экономическом развитии страны. Финансы были в превосходном состоянии. Ежегодно на 20 миллионов рублей Дума увеличивала кредиты на народное образование. Девять миллионов крестьян стали собственниками своих участков. Более четырех миллионов рабочих работало на фабриках и заводах. Около четырех миллионов крестьян среднего достатка переселились в Сибирь.

Продолжала развиваться сеть железных дорог. Добыча угля и железа шла рекордным темпом. Количество новых фабрик росло с каждым годом и увеличивались представительства американских и европейских заводов. Почти совсем замер революционный террор.

Первая Великая война и черный 1917-ый год свели на нет все плоды деятельности Столыпина, этого гиганта Русской истории двадцатого века. Но ничто не должно стереть в нашей памяти то обшее, чго есть между ним и Российскими кадетами. Как нам так и Столыпину была нужна ВЕЛИКАЯ РОССИЯ.