Витте убеждал своих оппонентов, что бумажный рубль является главнейшим препятствием для нормального развития: «По существу своему обращающиеся у нас вместо денег бумажные знаки являются постоянным напоминанием о бессилии государственной казны». Когда были отчеканены новые золотые империалы, знатоки предсказывали мгновенное вымывание их из оборота. Но министр тщательно подготовил реформу, предварительно накопив большой золотой запас. Рубль из слабой валюты превратился в одну из самых сильных и устойчивых в мире. Единственный раз в отечественной истории (в 1897-1914) русский рубль был конвертируемой валютой, что облегчило приток в страну иностранного капитала.

alt

Система Витте работала превосходно: в стране было проложено небывалое количество железных дорог; к 1900 году Россия вышла на первое место в мире по добыче нефти; облигации русских государственных займов высоко котировались за границей. Авторитет С.Ю. Витте вырос неизмеримо. Министр финансов России стал популярной фигурой среди западных предпринимателей, привлек благосклонное внимание иностранной прессы. Отечественная же печать резко критиковала Витте.

Ни один государственный деятель России не был предметом столь разнообразных и противоречивых, но упорных и страстных нападок, как Витте. При дворе его обвиняли в республиканизме, в радикальных кругах ему приписывали желание урезать права народа в пользу монарха. Землевладельцы его упрекали в стремлении разорить их в пользу крестьян, а радикальные партии — в стремлении обмануть крестьянство в пользу помещиков. Обвиняли его даже в дружбе с А.Желябовым в попытке привести к упадку сельское хозяйство России, чтобы доставить выгоды Германии. В действительности же вся политика С.Ю. Витте была подчинена единственной цели: осуществить индустриализацию, добиться успешного развития экономики России, не затрагивая политической системы, ничего не меняя в государственном управлении. Витте был ярый сторонник самодержавия. Неограниченную монархию он считал «наилучшей формой правления» для России, и все, что им делалось, делалось с тем, чтобы укрепить и сохранить самодержавие.

Одиннадцать лет, в течение которых Витте был министром финансов, ознаменованы огромным увеличением бюджета, развитием государственного хозяйства и крупными реформами в области финансового законодательства. Общий баланс госбюджета за время Витте возрос на 114,5%. Среднее годовое возрастание бюджета за этот период — 10,5%, тогда как в предшествующие и последующие десятилетия эта цифра не превышала 5%. Но события начала XX века поставили под сомнение грандиозные начинания Витте. Мировой экономический кризис резко затормозил развитие промышленности в России, сократился приток иностранных капиталов, нарушилось бюджетное равновесие. Экономическая экспансия на Востоке обострила русско-английские противоречия, приблизила войну с Японией. Витте сделали ответственным за мировой экономический спад, и вся его хозяйственная система была подвергнута шквальной критике.
У Витте сложились непростые отношения с Николаем II, вступившим на престол в 1894 году, наверное, потому, что для него царь навсегда остался юным наследником, которого надо было постоянно поучать и поправлять. Самостоятельность и неуступчивость министра финансов, его постоянные ссылки на великое царствование Александра III — все это не нравилось новому императору. Николаю II со всех сторон нашептывали, что Витте превратился в великого визиря, игнорирующего самодержца.

16 августа 1903 года Николай II, выслушав очередной доклад Витте, обласкал его, а на прощание смущенно сказал, что лишает его поста министра финансов. По словам придворных, после этой аудиенции император облегченно выдохнул: «Уф!» Чтобы подсластить пилюлю, Витте назначили председателем Комитета министров и членом Государственного совета. Несмотря на пышное название, это был весьма скромный пост, и от занимавшего его сановника реально ничего не зависело. Вместе с тем Николай II не собирался окончательно удалять Витте, ибо тому явно симпатизировали императрица-мать Мария Федоровна и брат царя великий князь Михаил. Кроме того, на всякий случай Николай II и сам хотел иметь под рукой такого опытного, умного, энергичного сановника.

Час Витте пробил, когда России потерпела унизительное поражение в русско-японской войне 1904-1905 годов. С устранением его от государственной деятельности усилилась его популярностью в русском обществе, и когда в июне 1905 года предстоял выбор уполномоченного для ведения мирных переговоров с Японией, то общественное мнение выдвинуло кандидатуру Витте, как самого авторитетного и выдающегося из официальных деятелей того времени. На назначение Витте чрезвычайным послом Николай II пошел с большой неохотой. Но отправившись на переговоры в американский Портсмут, Витте сумел в короткое время приобрести сочувствие и уважение влиятельных кругов американского общества и народа; в совещаниях с японскими делегатами в Портсмуте, как и в предшествующих беседах и переговорах, Витте показал себя искусным и дальновидным дипломатом. Ему пришлось проявить большое дипломатическое искусство, чтобы свести к минимуму потери России. В сущности, за столом переговоров Витте даже вернул часть потерянного на полях сражений. И тем не менее ему пришлось согласиться на уступку южной части Сахалина, уже захваченной японцами.

В ночь перед заключением мира Витте размышлял об исходе переговоров: «С одной стороны, разум и совесть мне говорили: «Какой будет счастливый день, если завтра я подпишу мир», а, с другой стороны, мне внутренний голос подсказывал: «Но ты будешь гораздо счастливее, если судьба отведет твою руку от Портсмутского мира, на тебя все свалят, ибо сознаться в своих грехах, своих преступлениях перед отечеством и Богом никто не захочет, и даже русский царь, а в особенности Николай II». Витте как в воду глядел. Подписание договора 23 августа 1905 года доставило Витте всемирную славу. Возложенная на него задача была признана исполненною блистательно, и рескриптом Николая II от 25 сентября дарован ему титул графа, но недоброжелатели тут же окрестили его «графом Полусахалинским», обвинив в уступке Японии южной части Сахалина. По возвращении в Россию Витте сосредоточил на себе все надежды правительства. В России стали видеть кандидата на пост руководящего министра-распорядителя, призванного осуществить коренную реформу устарелого государственного строя.

Граф Витте 9 октября 1905 года Витте представил Николаю II записку, в которой указывалось на опасность революционного развития событий: «Русский бунт, бессмысленный и беспощадный, все сметет, все повергнет в прах. Какой выйдет Россия из беспримерного испытания — ум отказывается себе представить; ужасы русского бунта могут превзойти все то, что было в истории». Витте видел выход в немедленных реформах сверху, подчеркивая, что естественное развитие неизбежно приведет Россию к конституционному устройству. Царь согласился с этими аргументами и предложил подготовить соответствующий манифест. Обстановка в столице была накалена до предела и при дворе уже обсуждался вопрос об эвакуации царской семьи на немецком крейсере. Манифест готовился в условиях цейтнота, в глубокой тайне и типично бюрократическими методами. К работе не привлекли ни одного из общественных деятелей. Два помощника Витте — Н.И. Вуич и князь А.Д. Оболенский подготовили несколько вариантов манифеста «Об усовершенствовании государственного порядка».

Николай II колебался до последней минуты, раздумывая над тем, пойти ли на уступки или усилить репрессии. Однако ни один из сановников не решился взять на себя ответственность за наведения порядка вооруженной рукой. Министр императорского двора В.Ф. Фредерикс с горечью подвел итог: «Все от диктаторства и власти уклоняются, боятся, все потеряли голову, поневоле приходится сдаваться графу Витте». Вечером 17 октября Николай II подписал манифест в редакции Витте. В своем дневнике он сделал запись: «После такого дня голова стала тяжелой и мысли путаться. Господи, помоги нам, усмири Россию!». Манифест 17 октября оказал огромное влияние на внутреннюю политику. Основные положения манифеста уже нельзя было отменить. Россия вступила в новую фазу своего политического развития. Этот шаг спас тогда страну от хаоса гражданской войны, а самодержавие от краха.

Это был кульминационный пункт политической карьеры Витте. Через два дня, 19 октября 1905 года, он назначается первым в истории России председателем Совета Министров. Витте очутился меж двух огней. Для демократической части общества он был душителем свободы, для консерваторов — чуть ли не вдохновителем революции. На этом посту Витте продемонстрировал удивительную гибкость и способность к лавированию, выступая в чрезвычайных условиях революции то твердым, безжалостным охранителем, то искусным миротворцем. В качестве Премьера он, для стабилизации внутреннего положения, добился получения от Франции и ряда других стран крупных займов. Правительство под председательством Витте занималось самыми разными вопросами: переустраивало крестьянское землевладение, вводило исключительное положение в различных регионах, прибегало к применению военно-полевых судов, смертной казни и других репрессий, вело подготовку к созыву Думы, составляло Проект Основных законов, реализовывало провозглашенные 17 октября свободы. Однако возглавляемый С.Ю. Витте Совет Министров так и не стал подобным европейскому кабинетом, а сам Сергей Юльевич пробыл на посту председателя всего полгода.

Все более усиливавшийся конфликт с царем вынудил его подать 14 апреля 1906 года в отставку. Почти сразу, 22 апреля 1906 года, отставка была принята. В тот же день специальным рескриптом император отметил заслуги Витте в искоренении «крамолы», наградил его одним из высших российских орденов — Александра Невского с бриллиантами и солидным денежным вознаграждением. С.Ю. Витте пребывал в полной уверенности, что выполнил главную свою задачу — обеспечил политическую устойчивость режима. Уход Витте вызвал бурю восторга справа и слева. Для правых отставка премьер-министра символизировала долгожданный отказ от реформаторского курса, левые, наоборот, видели в этом признак слабости царского самодержавия. Таков был финал шестимесячного премьерства Витте, пытавшегося примирить политические крайности. Отставка по сути стала концом его карьеры, хотя Витте и не отошел от политической деятельности. Он все еще являлся членом Государственного совета, часто выступал в печати. Сергей Юльевич ожидал нового назначения и старался приблизить его, вел ожесточенную борьбу сначала против Столыпина, занявшего пост председателя Совета Министров, затем против В.Н. Коковцова.

Витте рассчитывал, что уход с государственной сцены его влиятельных противников позволит ему вернуться к активной политической деятельности. Он не терял надежды вплоть до последнего дня своей жизни. Карьера Витте была закончена, но сам он долго этого не осознавал, продолжал устраивать разные комбинации, интриговал, даже пытался использовать Г.Е. Распутина, чтобы вернуться к власти. Но в этом ему не смог помочь даже фаворит царской четы, сетовавший на то, что «папаша и мамаша» на дух не переносят «Витю». Отставной сановник вплоть до своей смерти оставался членом Государственного Совета и председателем его комитета финансов (в 1911-1915). Витте был почетным гражданином множества городов России — от Екатеринбурга до Сарапула и Великих Лук.

В начале первой мировой войны, предсказывая, что она закончится крахом для самодержавия, С.Ю. Витте заявил о готовности взять на себя миротворческую миссию и попытаться вступить в переговоры с немцами. Но он был уже смертельно болен. 28 февраля (13 марта) 1915 года Сергей Юльевич Витте, немного не дожив до 65-летия, умер в своем доме на Каменноостровском проспекте, и в ту же ночь его кабинет и бумаги были опечатаны. Полиция искала его воспоминания, державшие в трепете всю правящую верхушку. Однако Витте принял меры предосторожности. Рукописи хранились за границей в сейфе одного из банков. Воспоминания Витте впервые были опубликованы уже после революции в 1921-1923 годах. Они до сих пор остаются, наверное, самым популярным, многократно переиздававшимся и наиболее часто используемым историческим источником. Парадокс заключается в том, что трехтомные мемуары Витте дают весьма искаженное представление и о нем самом и государственных деятелях, с которыми ему доводилось общаться. Они крайне субъективны и подчинены его политическим интересам.

Хоронили его на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры скромно, «по третьему разряду». Это было одним из самых последних захоронений на Лазаревском кладбище. Никаких официальных церемоний не было. Смерть Витте вызвала довольно широкий резонанс в русском обществе. Газеты пестрели заголовками типа: «Памяти большого человека», «Великий реформатор», «Исполин мысли»… Многие из тех, кто близко знал Сергея Юльевича, выступили с воспоминаниями.
После смерти Витте его политическая деятельность была оценена крайне противоречиво. Одни искренне считали, что Витте оказал родине «великую услугу», другие утверждали, что «граф Витте далеко не оправдал возлагавшихся на него надежд», что «он ни в чем не принес стране действительной пользы», и даже, напротив, деятельность его «скорее должна считаться вредной». Политическая деятельность С.Ю. Витте была действительно крайне противоречива.

Но как бы ни оценивались итоги политики Витте, несомненно одно: смыслом всей его жизни, всей деятельности было служение «великой России». И этого не могли не признать как его единомышленники, так и оппоненты. Интенсивное развитие капитализма Витте связывал с опережающим развитием транспортных коммуникаций, науки и образования. Именно он был инициатором строительства Сибирской железной дороги, а затем изыскивал значительные суммы на ее быстрейший ввод в эксплуатацию. Для организации торгового судоходства по Северному Морскому пути при его поддержке был построен ледокол «Ермак». Именно Витте пригласил Д.И. Менделеева заведовать Палатой мер и весов и за короткий срок великий ученый сумел упорядочить дела в этом ведомстве.

Он «продавил» открытие трех политехнических институтов, 73 коммерческих училищ и множество других учебных заведений, без которых быстроразвивающаяся экономика страны захлебнулась бы из-за отсутствия квалифицированных кадров. Наконец, именно при Минфине в 1902 году создается первое в России Государственное агентство печати, получившее наименование Торгово-телеграфное (позднее — Петроградское телеграфное агентство). И поныне его противоречивая личность вызывает споры, и, быть может, этот интерес является лучшей оценкой дел Сергея Юльевича Витте.