Съезд князей в Любече

Съезд князей в Любече

В 1097 году Россия в первый раз увидела торжественное собрание Князей своих на берегу Днепра.

«Сидя на одном ковре, они благоразумно рассуждали, что Отечество гибнет от их несогласия; что им должно, наконец прекратить междоусобие вспомнить древнюю славу предков, соединиться душою и сердцем, унять внешних разбойников, Половцев, — успокоить Государство, заслужить любовь народную».

{jcomments on}

Мономах, друг отечества и благоразумнейший из Князей Российских, был виновником и душой этого достопамятного события. Князья старались прекратить распри на Руси и не допустить их впредь.

Владимир первым проявил щедрость и великодушие, когда, невзирая на свою силу и влияние, уступил Святославичам Чернигов и их наследственные земли. Далее князья единодушно утвердили киевскую землю и Великое княжение за Святополком. За Мономахом закрепились уделы его отца – Переславль, Смоленск, Ростов, Суздаль и Белоозеро. Олегу, Давиду и Ярославу Святославичам достались Чернигов, Рязань и Муром; Давиду Игоревичу – Владимир-Волынский. За Володарем, Рюриком и Васильком Ростиславичами – сохранились Перемышль и Теребовль. «Каждый целовал святой крест, говоря: да будет земля Русская общим для нас Отечеством; а кто восстанет на брата, на того мы все восстанем».

Уверенные в своих правах на наследственные владения, князья должны были прекратить прежнюю вражду. На Руси, наконец, должен был наступить долгожданный мир. Но все напрасно — не успели князья вернуться из Любеча в свои города, как вспыхнула новая вражда. Начал её владимиро-волынский князь Давид, сколь вероломный столь и трусливый. По дороге домой он заехал в Киев, и стал рассказывать Великому князю Святополку, что Мономах и Галицкий князь Василько Ростиславич, хотят захватить киевский престол. Святополк легкомысленно поверил в эту ложь и стал зазывать к себе в гости Василька. Тот, возвращаясь со съезда, заночевал в монастыре под Киевом. Василько отказывался ехать к великому князю, так как торопился домой, предвидя войну с Польшей. Святополк высказал обиду племяннику и настоял.

При въезде Василько в город «…встретился ему один из его усердных Отроков и с ужасом объявил о гнусном заговоре. Василько не верил. «Мы целовали крест, — сказал он, и клялися умереть друзьями; не хочу подозрением оскорбить моих родственников»- Перекрестился и с малочисленною дружиною въехал в Киев».

Святополк встретил гостя, ввел в дом, а сам вышел. «Василько остался с Давидом: начал говорить с ним; но сей злодей, еще новый в ремесле своем, бледнел, не мог отвечать ни слова и спешил удалиться. По данному знаку входят воины, заключают Василька в тяжкие оковы».

На следующий день, созвав бояр и граждан киевских, Святополк объявил им слышанное от Давида.

«Народ ответствовал: «Государь! Безопасность твоя для нас священна: казни Василька, если он действительно враг твой; когда же Давид оклеветал его, то Бог отмстит ему за кровь невинного».

Слуги Великого князя передали Василька в руки Давиду. Пленённого Галицкого князя перевезли в Белгород. В горнице, угадав намерения коварных, связанный Василько отчаянно сопротивлялся, но слуги Давида, сдавив ему грудь доскою, вырезали обе зеницы.