юрий Олеша

Самым Знаменитым Сказочником Одессы (нынешние «сказочники» из горсовета сейчас могут не вздрагивать), был поляк Юрий Олеша. На рулоне обоев он написал Самую Знаменитую советскую сказку «Три толстяка». Это очень хорошая книга об Одессе, хотя наш город  там не упоминается ни разу.  Но мы, то знаем, что:

 

В сказке  В Одессе, это:
Домик доктора Гаспара — Домик на ул.Олеши, 8
Площадь Звезды   
— Мясной корпус Нового базара (в революционные годы там выступали циркачи)
Балансировка канатоходца Тибула над площадью — Балансировка пацана Юры Олеши на перилах моста через Карантинную балку
Девочка Суок — Сестра Ю.Олеши Ванда, которая умерла от тифа в 1918 году
Суок — Фамилия жены Олеши — Ольга Густавна Суок (хотя он всю жизнь любил её сестру — Серафиму Суок)

  
Олеша писал слишком изящно, и пролетариат не очень понимал такие сложные метафоры.

Вы попробуйте, как вкусненько:

“В мире было яблоко. Оно блистало в листве, легонько вращаясь, схватывало и поворачивало с собой куски дня, голубизну сада, переплет окна. Закон притяжения поджидал его под деревом, на черной земле, на кочках. Бисерные муравьи бегали среди кочек. В саду сидел Ньютон”.

 Олеша всё время сам себя упрощал и резал по живому. Из-за этого надолго перестал писать. Спивался.

 
Анекдот:

Однажды Олеша пришел в одно издательство получить довольно крупный гонорар. Но паспорт он забыл дома, а кассирша без паспорта выдать ему гонорар отказалась: «Я вам сегодня выдам гонорар, а завтра придет другой Олеша и снова потребует гонорар». Олеша выпрямился во весь свой небольшой рост и с величественным спокойствием произнес: «Напрасно, девушка, волнуетесь! Другой Олеша придет не раньше, чем через четыреста лет…»
 

И ещё один:

В 50-е годы Олешу часто можно было видеть в ресторане Дома литераторов, где он просиживал со стаканом водки. Денег у него не было, но более удачливые советские писатели почитали за честь угостить истинного писателя, прекрасно осознавая его огромный талант и невозможность его реализации. Однажды, узнав, что существуют разные категории похорон советских писателей, он поинтересовался у  Ария Давыдовича, или, как называл его Михаил Светлов, Арию Колумбариевичу, служащему Литфонда, который кроме подписки на газеты и журналы еще ведал писательскими похоронами: «Слушайте, Арий, сколько Литфонд отпустит на мои похороны?». Тот ответил, что хоронить будут по первой категории и станет это рублей в 200. Тогда Юрий Карлович попросил: «А, похороните меня по самой низкой категории, а разницу выдайте сейчас».

Чтобы не исчезнуть, как писатель, Олеша придумал форму писательской работы, которая после его смерти была издана, как гениальное собрание ежедневных записей — «Ни дня без строчки». Там нет логики, сюжета, героев. Но там есть ежедневный, качественный труд…

 А что ТЫ делаешь ежедневно, чтоб не деградировать? Вот мы в «Тудой-Сюдой» каждый день или ходим на экскурсии или ищим для них что-то новенькое и интересненькое. Вот про Олешу нашли.

подробнее…