Источник: http://www.naviga-tor.ru/content/maksim-gorkii-i-odessa.html

Максим Горький.

Настоящее имя – Алексей Максимович Пешков (1868–1936), русский писатель.
Родился 28 марта 1868 в Нижнем Новгороде.

alt


Когда ему было 3 года от холеры умер его отец. Когда ему было 11 лет его мать умерла от туберкулеза.

Детство писателя прошло в доме деда Василия Васильевича Каширина, который в молодости бурлачил, затем разбогател, стал владельцем красильного заведения, а в старости разорился.

Решающее влияние оказала на Горького бабушка Акулина Ивановна. Она приобщила внука к народным песням и сказкам, но главное заменила мать, «насытив его», по словам самого Горького, «крепкой силой для трудной жизни».

Настоящего образования Горький не получил, закончив лишь ремесленное училище. Жажда знаний утолялась самостоятельно, он рос «самоучкой».

Тяжелая работа и ранние лишения преподали хорошее знание жизни и внушили мечты о переустройстве мира.

Потом была неудачная попытка поступить в Казанский университет, смерть бабушки, безответная любовь, разброд в мыслях и нищета.

Всё это в итоге привело его к попытке самоубийства 25 декабря 1887 года.

14 декабря 1887 года газета «Волжский вестник» писала: «12 декабря, в 8 часов вечера, в Подлужской улице, на берегу реки Казанки, нижегородский цеховой Алексей Максимович Пешков выстрелил из револьвера себе в левый бок с целью лишить себя жизни.

Пешков тотчас же отправлен в земскую больницу, где при подании ему медицинской помощи, рана врачами признана не опасной. В найденной записке Пешков просит никого не винить в его смерти».
В своем комментарии о неудачной попытке самоубийства девятнадцатилетнего юноши репортер указал: «Причина покушения Алексея Пешкова неизвестна».

Среди казанской молодежи бытовало мнение, что мотивом к происшедшему послужила несчастная любовь…

Потом Горький более пяти лет пешком странствовал по России, чтобы найти своё место в жизни и узнать, как живут люди.

Первая встреча Горького с Одессой произошла в августе 1891 года.

В ту пору уроженец российской глубинки — Поволжья — бродил по Руси, чтобы найти своё место в жизни и узнать, как живут люди.

Впоследствии, вспоминая эти дни, Горький писал: «Мои симпатии к народности украинской возникли еще в 1891-м году, когда я ходил по Украине».

Он пришел сюда из Бессарабии, обойдя пешком почти всю Украину от Северного Донца до Днестра, от лесов Черниговщины до степей Буджака.

Здесь его воображение поражала —
-то бессарабская цыганка Изергиль, рассказавшая про самоотверженного Данко,
-то Макар Чудра, поведавший историю большой любви,
-то Емельян Пиляй — убийца, спасший от смерти возлюбленную.

И среди них особенно выделялась фигура грузчика Одесского порта Гришки Челкаша.

Вот как описывает его Горький: «Он был бос. В старых, вытертых плисовых штанах, без шапки, в грязной ситцевой рубахе с разорванным воротом, открывавшем его сухие и угловатые кости, обтянутые коричневой кожей».

Сразу автор без обиняков объясняет, кто такой Челкаш:
«Старый травленный волк, хорошо знакомый гаванскому люду, заядлый пьяница и ловкий, смелый вор».

Заодно, по ходу сюжета, мы узнаём, чем он еще занимается — контрабандой, похищая в ночном порту выгодный товар и перепродавая его.

Будущий писатель сам жил и трудился в Одессе.

Будучи сам босяком, он по праву считается нашим земляком.

Получив у старосты артели куртан—доску, обитую ватой и тряпьем (что-то сродни «подушке» волжского бурлака), Алексей Пешков стал грузчиком Одесского порта.

Вот автопортрет писателя — из его рассказа «Мой спутник»: «…в костюме босяка, с лямкой грузчика на спине и перепачканный в угольной пыли».

Там же он описывает, как обедал в Одесском порту: «Расположившись…. с арбузом и хлебом» неподалеку от «гранита мола» и «около ящиков».

Еще можно узнать, что в то время, вследствие наплыва «голодающих», цены на труд в гавани стояли низко, так что в день удавалось заработать 80 копеек, из которых на еду уходило около половины.

— Как сейчас помню, — рассказывал работавший вместе с ним в порту Иван Дмитриевич Ветров, — слегка угловатую фигуру молодого Горького. Я стоял на эстакаде, а «студент», как мы тогда величали Алексея Максимовича, — внизу.

Грузчики взваливали на плечи шестипудовые мешки, гуськом тянулись по трапу на судно и там высыпали зерно в бездонный трюм.

«Обитатели дна», «дикари», «босяки»- так пренебрежительно называли всех обездоленных, стекавшихся ради куска хлеба в Одесский порт.

А Горький, прежде всего, увидел в них людей, подметил черты подлинной человечности и неугасимое чувство товарищества.

Его одесские впечатления легли в основу «Челкаша» и других рассказов писателя, в которых он нарисовал картину подневольного труда в порту, порабощавшего и обезличивавшего людей.

Вот как Горький описывал жизнь в Одесской гавани:
«Потемневшее от пыли голубое южное небо — мутно, жаркое солнце смотрит в зеленоватое море, точно сквозь тонкую серую вуаль.

Оно почти не отражается в воде, рассекаемой ударами весел, пароходных винтов, острыми килями турецких фелюг и других судов, бороздящих по всем направлениям тесную гавань.

Закованные в гранит волны моря подавлены громадными тяжестями, скользящими по их хребтам, бьются о борта судов, о берега, бьются и ропщут, вспененные, загрязненные разным хламом.

Звон якорных цепей, грохот сцеплений вагонов, подвозящих груз, металлический вопль железных листов, откуда-то падающих на камень мостовой, глухой стук дерева, дребезжание извозчичьих телег, свистки пароходов, то пронзительно резкие, то глухо ревущие, крики грузчиков, матросов и таможенных солдат — все эти звуки сливаются в оглушительную музыку трудового дня и, мятежно колыхаясь, стоят низко в небе над гаванью, — к ним вздымаются с земли все новые и новые волны звуков — то глухие, рокочущие, они сурово сотрясают все кругом, то резкие, гремящие,— рвут пыльный, знойный воздух…».

Жил Горький в баржане — так называли в Одессе ночлежки для бездомных грузчиков порта, как бы общежитие для портовиков, которых так и называли — «баржанокими».

Здесь было сыро, темно и тесно.

Воздух, отравленный махорочным дымом, испарениями сушившейся одежды и обуви, сдавливал грудь и дурманил голову.

Прямо на цементный пол обитатели баржана клали влажные, набитые стружкой матрацы и забывались в тяжелом, беспробудном сне.

Позже здание на Ланжероновском спуске, 2, где находился баржан, переоборудовали под клуб портовиков. Теперь здесь помещается бар «Русалка» и книжный магазин «Атена».

У входа висит мемориальная доска, напоминающая о том, что здесь в 1891 году жил А.М. Горький.

В том же году А.М. Пешков покинул Одессу.

Хоть в Одессе Алексей Максимович пробыл недолго — всего до первых одесских холодов, — она оставила яркий след в его биографии.

Горький, пройдя красочный берег моря и дошёл даже до Грузии.

Осенью 1893 года Горький вернулся в Нижний Новгород и завёл себе гражданскую жену Ольгу Юльевну Каминскую (урожденную Гюнтер), которая была на 11 лет старше его. Горькому было 25 лет. А ей – 36.

Ольга Юльевна до Горького уже была два раза замужем. У нее была малолетняя дочь. Каминская, безусловно, была человеком разносторонне одаренным. Она получила изысканное воспитание, писала портреты маслом, великолепно шила, изготавливала дамские шляпки по последней моде. И была революционеркой, во время зарубежных скитаний (Лондон, Болгария, Румыния), познакомилась с крупнейшими революционерами Петром Лавровичем Лавровым (1823-1900), Петром Алексеевичем Кропоткиным. В Нижнем Новгороде, в той квартире, где и произошло знакомство с Горьким, она занималась подделкой паспортов, изготовлением париков, устанавливала конспиративные связи. Ольга Юльевна была женщиной достаточно образованной и поначалу являлась не только слушательницей или читательницей сочинений Горького, но отчасти и их редактором. Именно она направила начинающего литератора к Владимиру Короленко, с которым свела знакомство ранее на политической почве и который, кстати, жил в двух шагах от ее дома.

Ольга Каминская, стала прототипом старухи Изергиль.

У них было много общего: возраст обеих – старухи в рассказе и Ольги Каминской того времени – одинаков (чуть более 30 лет), обе путешествовали по загранице и были в одних и тех же местах, у обеих философия жизни сводилась к тому, что главное – это любовь, на которую обе не скупились.

Согласно рассказу, у старухи Изергиль был не один десяток любовников.

Говорят, у Ольги Каминской – и того больше.

Сам Горький любил свою жену до безумия, поэтому и написал рассказ о ней.

Позже Горький описал эти события в своем рассказе «О первой любви», ну конечно, всё приукрасив, как он это умел.

Через два года они расстались.

Ольга воплощала в себе своего рода культ любви, Алексей же становился рыцарем культа творчества.

А два разных культа мирно сосуществовать под одной крышей не могут.

В феврале 1895 года Максим Горький уехал в Самару, навстречу своей профессиональной судьбе газетчика и стал начинающим журналистом в местной газете.

Вскоре вся Россия узнала о рождении писателя Максима Горького.

В этот первый период своего творчества, с 1892 по 1902, он описывал общественные неурядицы, создавая образы протестующих героев, не находящих себе места в жизни. Его персонажами были по большей части бродяги, проститутки, воры.

Его рассказы «Ванька Мазин», «Зазубрина», «В степи» опубликовал одесский журнал «Жизнь Юга».
В Самаре Горький стал семейным человеком, женившись на Екатерине Павловне Волжиной, которая трудилась в «Самарской газете» в должности корректора.

Они официально оформили отношения в 1895 году. Она родила ему в 1897 году сына Максима, а в 1901 году — дочь Катю.

Итак, начинающий писатель, а в то время журналист, обрел в лице Кати любящую жену и друга.
Хороша собой, прекрасно воспитана, интеллигентная, Екатерина дала Горькому ощущение прочности, домашнего очага.

alt

Правда, своего дома как такового у них не было.

Они сменили множество квартир, начиная с тесной и скудно обставленной комнатенки и кончая шикарными апартаментами, когда он стал знаменит.

Разумеется, в доме было всегда много друзей. Чего еще желать? Однако Горький вскоре заскучал.

У него возникла тяга к перемене мест. Ему была нужна новая среда, дающая вдохновение.

У Горького не сложились отношения с редактором газеты в Самаре, и он с готовностью принял приглашение от одесского журналиста В.Н.Маракуева – редактора газеты «Одесские новости» — переехать на работу в наш город.

Это было в ту пору, когда из видных литературных деятелей России сюда заезжал только Антон Чехов, то просто отдыхая в гостинице «Северная», а то по возвращении на пароходе с острова Сахалин.

Здесь еще не побывал Иван Бунин — будущий друг и соратник по перу молодого Горького, и не успел добраться до морского берега другой будущий писатель — Александр Куприн.

И ясно, что у прошедшего свой нелегкий житейский трудовой путь Алексея Максимовича было тогда куда больше наблюдений, чем у них, чтобы интересно заявить о себе на страницах одесской периодики.

Он думал, что слава его загремит в Одессе или Петербурге. В.Н.Маракуев звал его переехать в Одессу на жительство и быть постоянным сотрудником газеты.

Алексея Максимовича одно время прельщала мысль жить в Одессе на берегу моря.

И Горький даже детально интересовался одесским бытом: трудно ли снять квартиру, можно ли достать вещи домашнего обихода.

Но потом Горький отказался от переезда, так как направление газеты, когда он с ней ближе познакомился, не удовлетворило его.

А дело ограничилось тем, что Горький стал регулярно сотрудничать с газетой присылая в Одессу свои корреспонденции с Всероссийской промышленной выставки в Нижнем Новгороде.

Эти материалы публиковались в газете на протяжении трех с половиной месяцев почти ежедневно, и каждый был величиной в 300-400 строк. Его статьи рассказывали о новом русском капитализме, хищнике, который вышел на арену истории.

Все происходило в течение лета и осени 1896 года, а с начала 1897-го, когда в Одессе стал выходить журнал «Жизнь Юга», он изъявил свою готовность печататься в нем.

Вскоре наступившая кончина этого журнала вызвала сожаление Горького, несмотря на низкие гонорары, которые платили в нем авторам.

И писатель лишь в 1910 году вновь напечатался в Одессе, а до этого утратил всякую связь с изданиями нашего города.

Еще весной 1890 года, ещё до приезда в Одессу, когда Горькому было всего 22 года, он познакомился в Крыму с актрисой МХАТа Марией Федоровной Андреевой, по матери остзейской баронессой Блюменфельд. Ее портреты писали Илья Репин и Иван Крамской.

В конце 1903 года супружеские отношения Алексея Максимовича с Екатериной Павловной Волжиной фактически прекратились.

И гражданской женой Горького становится Мария Федоровна Андреева.

Ради Горького она оставила своего мужа — инспектора Московско-Киевской железной дороги.

Горького никто не считал красавцем. Но было в нем такое человеческое обаяние, что его голубые глаза неумолимо завораживали собеседниц.

Помимо всего прочего Горького и Андрееву соединило и еще одно обстоятельство.

Мария Федоровна не только ввела его в мир большого искусства, но и увлекла революционными идеями.

В 1904 году она вступает в большевистскую партию по личной рекомендации Ленина.

По заданию партии, так и не зарегистрировавшись официально, она ездила с крамольным писателем по России и зарубежным странам, выполняя при этом личные поручения Ленина.

В 1906 году Горький вместе с Андреевой отправился в поездку по США, где его принимали Теодор Рузвельт и Марк Твен. Горький всем представлял Марию Федоровну как свою жену.

Но русское правительство выступило с сенсационным разоблачением: Горький путешествует по Америке не с женой, а с любовницей!

Американская пресса подняла шум, называя Горького анархистом и двоеженцем.

Известные в США люди отказались от моральной и материальной поддержки Горького, и его поездка провалилась.

Горький с Андреевой не могли даже поселиться в гостинице.

Их не принимали со словами: «Это вам не Европа!».

Когда в 1905 году миллионер Савва Морозов покончил жизнь самоубийством, он завещал Марии Андреевой страховую премию в размере 100 тысяч рублей.

Когда она, посудившись с вдовой заводчика, получила 89 тысяч, то 10 тыс. руб. отдала за долги Горького.

Со временем, порвав с Горьким, Мария Федоровна стала комиссаром театров и зрелищ Петрограда.

Горький вновь побывал в Одессе в 1904 году, — проездом из Ялты в Ригу.

Тогда его — уже популярного автора «из жизни босяков» — узнавали на улицах и вступали с ним в беседу.

Как вспоминала одна современница, он «шел по Ришельевской и в это время к нему навстречу шла группа грузчиков.

Они узнали Максима Горького и поздоровались, Горький поклонился, подошел к ним стал  расспрашивать, где работают, каков заработок, как живется».

Ему удавалось поддерживать активную связь с общественностью города, переписываясь с писателями и издателями, получая местные издания. Например, «Одесское обозрение», или те же «Одесские новости».

Второй период его творчества (1902–1913), отмечен тесным сотрудничеством с революционными организациями, и отчетливее всего отразился в пьесах «Дачники» (1905), «Враги» (1906) и романе Мать (1907).

Горький в основном проживал на острове Капри. Всего писатель прожил на острове шесть лет с 1906 по 1913 годы.

Третий период его творчества начался с 1913 года, Горький опубликовал ряд превосходных автобиографических произведений, наиболее значительные из них – «Детство» (1913–1914), «В людях» (1916), «Мои университеты» (1923) и «Заметки из дневника. Воспоминания» (1924). Грандиозный, но незаконченный роман-эпопея «Жизнь Клима Самгина».

Горький не забывал и об Одессе.

В конце 20-х годов писатель прислал благодарственную телеграмму рабочим Одесского хлебного завода в ответ на присвоение его имени этому предприятию.

Много внимания уделял Горький молодым одесским писателям – Исааку Бабелю, Валентину Катаеву, Юрию Олеше, Вере Инбер.

После смерти Эдуарда Багрицкого позаботился об издании его произведений.

К началу 30-х годов ХХ века в Одессе уже были и улица Горького, и библиотека Горького, и кинотеатр Горького.

К тому времени свою уважительную дань нашему литературному земляку отдали и театры Одессы.
Еще в 1905 году здесь, была поставлена пьеса «Дачники» Горького, вызвавшая даже массовые политические демонстрации, а позже — на сцене Украинского театра были поставлены спектакли «Егор Булычев» и «Васса Железнова».

В Русском же театре — «На дне», «Дети солнца».

В 1919 году в жизни писателя появилась Мария Игнатьевна Закревская, она же баронесса Бенкендорф, она же Будберг.

Арестованную в 1919 году за связь с главой английского посольства Брюсом Локкартом, ее освободили при одном условии — если понадобится, исполнять приказы НКВД.

Одесские краеведы спорят, связан ли был домовладелец по Стурдзовскому переулку № 5 (ныне № 9) Павел Бенкендорф родственными узами с упомянутой баронессой, или с… шефом жандармов. Мраморная табличка на доме висит до сего дня.

2 ноября 1926 года Горький написал К.Чуковскому: «Да, я уже дедушка, внучку мою зовут Марфа, и, кажется, она будет комической актрисой».

Здесь писатель ошибся: Внучка Горького — Марфа Максимовна стала библиотекарем и супругой Сергея Берия (сына Лаврентия Берия).

Кстати, приёмный сын Максима Горького — Зиновий Пешков родной брат… Якова Свердлова, впоследствии стал генералом Франции.

Весной 1924 года, после смерти Ленина, писатель уехал из России, долго скитался по Европе, Максим Горький прибыл со своим семейством на постоянное жительство в Италию, в Сорренто.
Италия давала ему возможность жить, во всех смыслах дышать полной грудью. Пожалуй, для Горького она стала воплощением мечты об идеальной стране. Под ослепительно голубым небом, среди божественных красот оживала его вера в разум, совершенных людей, всеобщую гармонию. Эту землю населяли особенные люди — благородные и красивые, созданные для счастья и любви
Горький был необычным во всех отношениях эмигрантом.

Его не терзали вечные спутники изгнанника: мучительная тоска, унижение, полуголодное существование.

Горький, проживший много лет в Италии, самой красивой стране европейского материка, не спешил расставаться с ней.

В общей сложности Горький прожил в Италии почти пятнадцать лет — два примерно равных семилетних периода: каприйский (1906-1913) и соррентийский (1924-1933, с перерывами).
В 1933 году писатель вернулся из Италии в Россию.

Когда в Сорренто сын Горького Максим уговаривал отца ехать в СССР, он, разумеется, не понимал, чем это всё закончится. Но понимал ли это сам отец?

Весной 1933 года стало известно, что, возвращаясь после лечения за границей, Алексей Максимович посетит Одессу.

Ранним утром 17 мая в Одесскую бухту вошел теплоход «Жан Жорес». Облокотившись на планшир, Горький задумчиво глядел на город и порт.

Об этом поэт Георгий Захаров написал большое стихотворение:

«Он вдаль смотрел, припоминал, быть может,
Свой тяжкий труд на берегу морском,
Распутицу в одесском бездорожье,
Скитания по селам босиком,
Чадящий каганец в ночлежном доме,
Что потолок весь гарью заволок,
На жесткой наре горсть сырой соломы
И ночь без сна под пьяный говорок».

Теплоход обогнул маяк и подошел к причалу.

Порт заполнили тысячи одесситов. Люди пришли как на праздник—со знаменами, приветственными транспарантами и цветами.

Звуки музыки заглушали радостные возгласы. В первых рядах встречавших стояли ветераны порта, помнившие молодого грузчика Алешу Пешкова.

Восторженная встреча растрогала писателя. На глазах у него выступили слезы. Горький поднялся на капитанский мостик и медленно, делая паузы, с волнением начал говорить:

— Когда приезжаешь в нашу чудесную страну, чувствуешь себя намного окрепшим. Хочется зверски работать, чтобы не отставать от вас…

В воспоминаниях радиста теплохода «Жан Жорес» Юрия Буштуева говорится: «Казалось, весь город пришел приветствовать его. Поезд уходил в Москву лишь вечером. Писателю приготовили номер «люкс» в гостинице. Но он остался на теплоходе».

alt

Вечером Горький выехал в Москву. Жить ему оставалось три года…

Последние годы жизни писатель провёл в особняке миллионера Рябушинского.

Сейчас в этом здании находится мемориальный дом-музей Горького.

Писатель поселился на первом этаже — подниматься по двенадцатиметровой лестнице больному писателя было сложно.

А наверху устроилась его семья — сын Максим Алексеевич с женой Надеждой Алексеевной и внучки Марфа и Дарья.

При Горьком особняк стал центром культурной и литературной жизни Москвы, здесь за столом у самовара собирались известные люди, завязывались исторические знакомства и велись горячие споры о судьбе литературы в это непростое время.

Лучше Горького не скажешь: «Я, старый дурак, наделал много глупостей, а самое главное, создал Союз писателей».

К сожалению, Надежда Алексеевна Пешкова, жена сына Горького стала последней любовью одного из главных руководителей советских органов госбезопасности Генриха Ягоды.

И поэтому сын Горького — Максим умер через год после возвращения в СССР 11 мая 1934 года от крупозного воспаления лёгких.

Вскоре наступил и заключительный аккорд трагедии.

1 июня 1936 года Алексей Максимович заболел гриппом, который осложнился воспалением легких.
Но 16 июня его состояние значительно улучшилось.

Он сделал заметки о своем самочувствии, поделился с окружающими планами на будущее.

Казалось, умирать вовсе не собирался: к недугам привык, преодолевать научился.

Редактор иностранного отдела «Известий» Михаил Цейтлин вспоминал: «В день смерти Горького появился Ягода вместе с Марией Игнатьевной Закревской, ставшей к тому времени сожительницей фантаста Герберта Уэллса.

Из комнаты, где лежал больной писатель, были удалены абсолютно все.

Потом дверь открылась, она вышла и в сопровождении Ягоды с его охранниками покинула дом.

А через двадцать минут началась паника. Дежурный врач срывающимся голосом объявил нам, что Горький скончался».

Наутро советские газеты скорбно объявили: великий писатель Алексей Максимович Горький скончался от воспаления легких.

Как раз накануне репрессий 1937 года.

Сталин готовил московские показательные процессы, обвиняемыми на которых должны были стать многие старые друзья Горького.

В 1928 году Максим Горький вместе с Климом Ворошиловым посетил тир Центрального дома Красной армии.

Фотограф запечатлел пролетарского писателя с наведенным на цель ружьем. Понимал ли Горький в то время, что он и сам «на мушке»?

Лишь в 1980-е годы дошли до нас дошли «Несвоевременные мысли» Горького, звучащие весьма актуально. Вот некоторые из них:

«Я слишком много пережил и знаю для того, чтобы иметь право на молчание…».

«Атмосфера бесправия, в которой издревле привык жить народ, убеждает его в законности бесправия…».

«Обманутый народ — легенда, полезная только для тех, кто хочет обмануть его…».

«Политики наиболее грешные люди из всех окаянных грешников земли…».

«Ругаться буду я, ибо я лучше вас знаю, кого надобно ругать…».

Слишком многое знал и видел в своей жизни великий писатель, бывший грузчик одесского порта.

А кто много знает, тот долго не живёт.

Широко и всесторонне касалось творчество Максима Горького жизни того города, который приютил когда — то молодого босяка.

С особенным интересом смотришь на его изображение на барельефе у портклуба — с лицом, устремленным к порту, где идет совсем другая жизнь.

Грубоватое и пытливое лицо — быть может, подстать тому же Челкашу, которого литературоведы причисляют к интеллигентам, несмотря на весь босяцкий имидж, только хотя бы за то, что тот мог часами с интересом смотреть на морскую волну у своих ног!

И как написал в своем стихотворении поэт Евгений Бандуренко, с уважением «кладём мы Горькому венок».