Елена ШАРГОВСКАЯ
«Газета по-українськи» №1416 за 17.05.2012.

«Описывали вы крайний недостаток в Одессе мастеровых, — писал 14 мая 1803 года министр коммерции Российской империи граф Румянцев 37-летнему герцогу Ришелье. — Отправляю на сих днях в Одессу столяра, который берет с собой двух или трех работников, одного булочника с одним работником, и одного слесаря с одним работником. Хотя число их и не велико, но для необходимых надобностей, на первый случай, может быть достаточно».

alt
Два месяца тому назад Арман Эммануэль дю Плесси, герцог де Ришелье прибыл в Одессу как местный военный губернатор. Все здесь ему было подчинено: военная, морская команды, таможня, карантин, порт, полиция, судопроизводство. Важнейшие вопросы Дюк — так его стали называть в городе, от французского «герцог» — мог решать напрямую с царем Александром I. Ришелье с ним подружился, когда тот был еще великим князем и наследником престола.

Как тогда выглядела Одесса, основанная в 1794-ом на месте отбитого у турок поселения Гаджибей? «Везде, на 40 лье (приблизительно 178 км. — «ГПУ») вокруг, ни одного обработанного лоскута земли, острый недостаток питьевой воды, почти полное отсутствие древесины для отопления и строительства. Домики в городе имеют чрезвычайно жалкий вид, а городские доходы не соответствуют расходам. Портовое оборудование не удовлетворяет требований, а дома тонут в грязи», — описывал тогдашнюю Одессу один французский купец.

Герцог де Ришелье поселился в одноэтажном пятикомнатном доме на недавно проложенной улице — нынешняя Ришельевская — и сразу взялся за дело. Прежде всего добился снижения пошлины на четверть — торговля через Одесский порт стала привлекательнее, а пятая часть от таможенных сборов, чтобы шла на развитие города. В остальных портовых городах империи в местный бюджет попадало вдвое меньше. К инициативе приобщились и купцы: решили вносить по 2,5 коп. с каждой четверти пшеницы, которую отправляли за море. Условие — деньги должны были идти на прокладку дорог, обустройства колодцев, ремонт фонтанов и старой гавани. Эти 2,5 коп. за первые три года принесли в одесскую казну 45 тыс. руб. — больше, чем годовой доход в 1802-ом.

Теперь надо было найти тех, кто захочет осесть в Одессе и развивать ее дальше. Герцог де Ришелье в свободное время обходил город и порт, общался с купцами, чьи суда находились в карантине, убеждал их селиться в Одессе. Такие же разговоры вел на строительствах — так образовывались кварталы каменщиков, столяров. В течение 1804 года в городе поселились 909  «душ обоего пола», возвели 124 дома. А кроме того — магазины-склады для зерна, погреба, магазины.

Любой из горожан с предложениями или жалобами мог обратиться прямо к военному губернатору. «Во все время до обеда, во время стола и после приходили разные люди высшего и простого класса, по делу и без дела — и всех он принимал ласково и терпеливо, хотя, видимо, усталость одолевала его», — свидетельствовал современник. Герцог Ришелье был близорук, поэтому, едучи по улицам, просил кого-то из сопровождения давать ему знак, когда на балконах домов есть дамы. Тогда он снимал шляпу и кланялся. Когда же проезжал сам, кланялся на всякий случай — часто пустым балконам.

Самой большой страстью герцога Ришелье было садоводство. Герцог изучил почвы Одессы и околиц, выписал несколько видов растений и сам занялся их акклиматизацией. Неплохо чувствовали себя тополя, ясени, сирень, а также абрикосы и вишни. Хорошо прижилась и любимая им белая акация из Италии. Вдоль улиц высадили ее молоденькие деревца, а жильцам соседних домов приказали ухаживать за ними. Объезжая город, Дюк останавливался около привядших побегов и упрекал хозяев: если они не ухаживают за «своими» деревцами, то он сам будет вынужден их поливать. И это действовало.

В июле 1812 в Одессу завезли чуму. Вспыхнула эпидемия. Мягкого нрава Дюк должен был проявить и свою твердость. Сначала город разбили на секторы, из которых запретили выходить. Обустроили больницы, вокруг города выставили границы — они задерживали на месячный карантин всех, кто пытался выехать из Одессы.

Но это не помогло, и в ноябре Ришелье объявил общий карантин — на то время в городе и околицах умерли 1720 человек. «Не имея возможности пресечь, чтобы люди касались друг к другу, необходимо ограничить контактирование одного дома с другим на протяжении 30 дней. После этого зараза полностью выделится, и выявив в действительности зараженные дома, несложно будет уничтожить корень этой болезни. Эта мера чрезвычайна, но очень полезна», — писал Ришелье в своем циркуляре. Заходить в дома можно было лишь повитухе, врачу, священнику и комиссару — их Дюк назначил в начале эпидемии из уважаемых граждан. На 7 января 1813-го, когда Ришелье объявил о снятии карантина, в Одессе от эпидемии умерли 2656 человек — больше 10% населения.
Управившись с чумой и понемногу приведя город в чувство, Дюк должен был покинуть Одессу — друг-император направил его улаживать дела в Вену. Перед отъездом Ришелье отчитывался императору о состоянии развития Одессы: «Сегодня население ее достигает 35 000 человек, в течение 10 лет оно выросло в пять раз. Количество домов в городе составляет сейчас 2600. Постоянно возводятся новые здания, которые состязаются в  прочности и красоте. Около 25 млн, из общей суммы 45 млн торгового оборота всех Черноморских и Азовских портов, припадает на долю Одессы. Таможенные сборы, которые приносили 15 лет тому назад несколько тысяч рублей прибыли, дают теперь ежегодно казне 2 млн рублей».

1766, 25 сентября — Арман Эммануэль София-Септимани де Виньеро дю Плесси, граф де Шинон, пятый герцог Ришелье родился в Париже. Воспитывался в Коллегии в Плесси, которую основал его прапрадед кардинал Ришелье.

1781 — женили на 13-летней дочери герцога де Рошешуар Розалии. У невесты был горб на спине, второй, — на груди. В вечер бракосочетания Ришелье отправился в путешествие в сопровождении гувернера на полтора года. Вернулся, посетил жену и опять уехал. Родные утверждали, что герцог и герцогиня очень уважали друг друга. Детей не имели. Когда 30 лет спустя герцог Ришелье представил жену российскому императору Александру I, тот говорил приближенным:
— Что за урод! Господи, что за урод!

1783 — был представлен к французскому королевскому двору,  вскоре стал первым камергером. В 1789-ом из-за Великой французской революции эмигрировал — сначала в Австрию, потом в Россию. Поступил на военную службу. В 1790-ом принимал участие во взятии Измаила, получил орден Святого Георгия 4-го класса. Вскоре получил чин полковника.

1797 — назначен командиром лейб-кирасирского полка, который был расквартирован в Гатчине под Санкт-Петербургом. Сблизился с великим князем Александром, который вскоре стал императором Александром I.  В январе 1803 тот предложил Ришелье на выбор — службу в гвардии в Петербурге или должность военного губернатора Одессы.

1814 — выехал из Одессы в Вену выполнять поручение императора Александра I. Оттуда поехал во Францию, где в 1815 стал премьер-министром правительства короля Людовика XVIII. Состоял в должности два срока с небольшим перерывом.

1822, 16 мая — умер от апоплексического удара — кровоизлияния в мозг. Так и не осуществил своей мечты вернуться в Одессу. Похоронен в церкви Сорбонны в Париже. В Одессе на Приморском бульваре в 1826 году за  средства горожан возведен памятник Дюку. Ришелье изображен в тоге римского патриция.