По материалам фильма «Олигарх из НКВД» подготовила Любовь ГРАНКИНА, «ФАКТЫ»

70 лет назад началось строительство Байкало-Амурской магистрали, цена каждого метра которой составляла одну человеческую жизнь

alt


Многие большевистские карьеры начинались стремительным взлетом и заканчивались пулей в тюремном подвале. Карьера Нафталия Френкеля развернулась в обратном порядке: от пули в затылок к генеральским звездам…

Московские чиновники поставляли в Одессу пачки денег, а Френкель передавал им чемоданы с золотом

В 1904 году молодой еврейский коммерсант Нафталий Френкель открыл в Одессе на паях контору.

Но после того как его партнер сбежал за границу, у Френкеля остались деньги, положившие начало стремительному развитию его бизнеса. Предприниматель монополизировал переработку древесины, и молва окрестила его «лесным королем Черного моря».

В годы Первой мировой войны Френкелю удалось провернуть удачные сделки по продаже оружия. Потом он как настоящий олигарх подмял под себя средства массовой информации. Под его патронатом до революции в Одессе выходила газета «Копейка», где он клеймил коммерсантов и полпредов, стравливая их между собой. В 1917 году, когда власть стала меняться, чтобы защитить свой бизнес, проворный молодой человек стал сотрудничать с одесскими бандитами во главе с Япончиком и был вынужден подчиниться интересам воровской Молдаванки. Дружба с Япончиком научила Нафталия Ароновича вести дела с размахом, просчитывая все на несколько ходов вперед.

Френкель становится членом банды. В июне 1919 года, спасая свою многотысячную банду от облав большевиков, Япончик пришел в местный особый 3-й отдел ЧК с предложением сформировать из своих уголовников отряд Красной Армии. Время было тяжелое, людей на фронте не хватало, и ЧК дало согласие. В этот полк, состоящий из жуликов, бандитов и уголовников, был записан и Френкель. Уже через несколько лет в лагерной анкете он напишет, что принимал участие в гражданской войне.

После расстрела чекистами Япончика банда распалась, и Френкель, лишившийся поддержки криминального мира, удрал в Турцию. А к 1921 году, оценив «дух эпохи», возвратился в Одессу.

Под прикрытием частной торговой фирмы его пароходы начали курсировать по Черному морю с контрабандными товарами — от шляп и шелковых чулок до драгоценных камней. На Малой Арнаутской он создал первые артели, где шили модную одежду известных европейских марок.

Товар реализовывался через своих людей в лавках, ресторанах и гостиницах. Для прикрытия контрабандного бизнеса в Москве за большие деньги подкупались крупные чиновники. Одним из таких людей был стремительно делающий тогда карьеру нарком Ягода, который и позже будет оказывать Френкелю покровительство. Но впоследствии его самым влиятельным покровителем станет Лаврентий Берия.

Борис Ширяев в документальном романе «Неугасимая лампада» отмечает: «Умный, расчетливый и осведомленный Френкель был в курсе всех изменений в расстановке внутренних сил НКВД и спекулировал на них столь же умело, как и на валюте». Из Москвы чиновники поставляли ему пачки денег, а Френкель передавал им чемоданы с золотом, скупленным по дешевой цене. Со временем одесские чекисты стали отсчитывать долю и себе. Теперь чемоданы в Москву шли не такие полные, как прежде, и Центр решил Френкеля наказать. Поводом для ареста послужил его контрабандный трест. В январе 1924 года коллегия ОГПУ вынесла Нафталию Ароновичу смертный приговор. Но дальше произошло чудо. В момент исполнения приговора, когда дуло нагана уже было приставлено к затылку, открылась дверь и чей-то голос произнес: «Отставить». Смертный приговор был заменен десятью годами лишения свободы в лагере особого назначения Соловки.

Жилка удачливого коммерсанта помогла ему выжить даже в суровых лагерных условиях

В 1924 году прибыв на Соловки, бывший одесский коммерсант возглавил в лагере экономический отдел. С разрешения высшего начальства и под руководством Френкеля в лагере заработали мастерские по пошиву обуви, одежды, шахматных досок. Эти товары переправляли в Москву и продавали под «крышей» ОГПУ. Поскольку это приносило прибыль, начальство было настроено к Френкелю лояльно. Труд заключенных был новым веянием, ведь раньше лагеря использовались для изоляции «врагов народа» и никакой работы для заключенных не предусматривалось. Прежде их просто расстреливали.

Со временем заключенных стали использовать на лесозаготовках, где ежедневно умирали несколько десятков человек. Людей сваливали в ямы, и в лагере завелась сыпнотифозная вошь. Боясь заболеть, лагерное начальство обратилось в управление лагерей с разрешением срочно построить баню. И Френкель делает проект самой большой бани, причем со сроком сдачи в 24 часа! При этом он потребовал от начальства 30 крепких матросов, горячую пищу и спирт. Френкель руководил строительством профессионально. Закончили баню на три часа раньше срока. Этот день стал началом его головокружительной карьеры.

Предприимчивый заключенный стал подолгу засиживаться у лагерного начальства, делая ставку на силу власти. И вскоре его досрочно освободили, предложив остаться вольнонаемным на Соловках — начальником производственного отдела управления Соловецкого лагеря особого назначения ОГПУ. Высшее лагерное руководство докладывало в Москву о проектах Френкеля, связанных с созданием лагерей нового типа. Он доказывал, что система лагерей может стать источником поступления в казну больших денежных средств. Если раньше власти не знали, что делать с каторжниками, то теперь их катастрофически не хватало. На Лубянку летели просьбы прислать партии новых заключенных…

В западных информационных изданиях стали писать, что молодая советская республика содержит своих политических заключенных в нечеловеческих условиях, создав для них систему концлагерей. Чтобы оправдаться перед мировым общественным мнением и показать преимущества социализма, на Соловки отправляют Максима Горького, зная, что уважаемому пролетарскому писателю поверят. К его приезду соловецкие власти готовились основательно: в лесу даже срубили красивые елки, вкопав их в песок вокруг бараков. В честь его приезда в лагере играл симфонический оркестр. И хотя заключенным строго-настрого запретили жаловаться, тайком они засовывали Горькому записки, надеясь добиться правды. Их потом набрался у писателя целый чемодан, который тайно исчез еще до его возвращения в Москву. После визита Горького в руководстве лагеря провели чистку. А Френкелю предложили перебраться в Москву и возглавить представительство всех лагерей отделения ГУЛАГ ОГПУ СССР. Ему выделили дачу под Москвой и автомашину ЗИС-101.

Именно тогда выработалась схема содержания заключенных в лагерях — исправление через труд. И вырисовалась еще одна схема: использовать дешевый труд заключенных в больших народно-хозяйственных стройках. Лагеря стали называть исправительно-трудовыми. Потом Солженицын метко назвал их «истребительно-трудовыми лагерями нового типа».

В голодный 33-й год на открытии Беломорканала для советских писателей были накрыты роскошные столы

Стране были нужны трудовые победы. И в 1931 году Сталин решил за рекордный срок — 20 месяцев — построить канал, соединяющий Белое море и Онежское озеро, протяженностью 227 километров.

Начальником строительства канала был назначен Нафталий Френкель. И сотни тысяч заключенных отправились на сооружение канала. Основными видами орудия труда на канале были тачка, кувалда, лопата, топор и деревянный журавль для перемещения валунов. И норма — любой ценой! За ударный труд прибавляли пайку хлеба, а при невыполнении нормы заливали бетоном на дне канала всю бригаду.

На строительстве канала работали 100 тысяч заключенных, порой смертность достигала 700 человек в день. Умерших от истощения и болезней людей даже не отвозили на кладбище, их тела бросали прямо в бетон при заливке шлюзов и причальных стенок. Однако общее количество заключенных не убывало: на стройку постоянно привозили пополнение.

Весной 1933 года нарком Ягода рапортовал Сталину о готовности канала к назначенному сроку. Идея посетить новый канал принадлежала Максиму Горькому. Он хотел доказать Сталину, что писательская интеллигенция может воспевать трудовые подвиги народа. И группа, состоящая из 120 человек, отправилась поездом на торжественное открытие Беломорканала. В купе ехали по трое человек, четвертое место занимали ящики с вином, колбасами, дорогими винами. В то время как в Украине был страшный голод, столы ломились от яств. Писателя Александра Авдеенко это так потрясло, что он потом написал: «Я ошалел от невиданного изобилия. На огромных блюдах, с петрушкой в зубах, под прозрачной толщей заливного, растянулись осетровые рыбины и поросята.

На узких длинных тарелках розовели ломтики истекающей жиром теши, семги, балыка. Бессчетное количество тарелок завалено пластинками колбасы, ветчины, сыра. Плавали в янтарном масле шпроты. Пламенела свежая редиска. В серебряных ведерках, обложенных льдом и накрытыми салфетками, охлаждались водка, вино, шампанское, нарзан, боржоми». После поездки группа из 36 писателей выпустила книгу-сборник под названием «Беломорско-Балтийский канал им. Сталина». А за заслуги в строительстве канала Френкеля наградили орденом Ленина. Хотя впоследствии Беломорканал не нашел активного судоходного применения. Ведь в условиях севера канал находился подо льдами семь месяцев в году! Но Сталину нужны были грандиозные трудовые достижения и увековечивание его имени.

По прибытии на БАМ заключенных ставили на колени, считали по головам и отправляли в лес на просеку

После XVII съезда ВКП(б) в августе 1933 года Нафталия Ароновича назначили начальником работ Байкало-Амурской магистрали. И специально для новой стройки создали новый лагерь для заключенных — БАМлаг, зона которого простиралась от Читы до Хабаровска. В отправную точку БАМа, в поселок Свободный, Френкель прибыл в спецвагоне, обставленном роскошной мебелью.

Он почти постоянно жил в вагоне, передвигаясь, как «летучий голландец», от стройки к стройке.

Под звук оркестра сам бывший заключенный лично принимал партии заключенных. После бравурной встречи всех прибывших ставили на колени в снег и пересчитывали по головам, потом гнали в лес рубить просеки для будущей железной дороги. Начальник БАМлага располагал большими деньгами, выделенными на строительство. Часть суммы он отдавал на взятки вышестоящему начальству, часть шла на содержание заключенных, а часть возвращалась в казну. Суточный рацион одного человека составляла булка хлеба и похлебка из мороженой рыбы. Люди страдали от цинги и жевали хвойные иголки. Бараков, приспособленных для жилья, на всех не хватало, и люди сотнями гибли от холода и болезней. За несколько лет было проложено более 2,5 тысяч километров железной дороги. В архивах Благовещенска хранятся два с половиной миллиона личных дел погибших в тридцатых годах на стройке века — Байкало-Амурской магистрали. Было подсчитано, что одна человеческая жизнь — это цена каждого метра железной дороги БАМа. Стройки БАМа и Беломорканала вошли в историю как кровавые и бессмысленные памятники сталинской эпохи. Так, при строительстве Беломорканала погибли 300 тысяч заключенных.

В 1937 году, когда начались репрессии и чистки в высшем руководстве страны, Френкеля опять не тронули — благодаря репутации безупречного хозяйственника и сильной поддержке со стороны руководящего аппарата Сталина. И в 1938 году Нафталий Аронович становится во главе железнодорожного ГУЛАГА, придуманного им же самим… На его детище посыпались заказы — железнодорожные трассы вдоль Волги и вдоль границы с Ираном, мертвая дорога Игарка—Салихард и Тайшет—Братск. За эти достижения Френкеля наградили вторым орденом Ленина.

А с началом войны ведомство Френкеля бросили на строительство дорог вдоль линии фронта. Во время обороны Сталинграда зэки разобрали железнодорожную ветку БАМ—Тында и перебросили на оборону Сталинграда. Работа была выполнена в кратчайшие сроки. В 1943 году генерал-лейтенанта инженерно-технической службы НКВД награждают третьим орденом Ленина.

В 1947 году, интуитивно почувствовав неладное, почетный орденоносец подал прошение об отставке по состоянию здоровья. И его с почестями проводили на пенсию. Через год все его сподвижники были арестованы и приговорены к большим срокам заключения.