Экскурсионное агентство Тудой-Сюдой

Расписание экскурсий Тудой-Сюдой

Тудой-Сюдой Про историю и про Одессу Песни об Одессе Пахнет морем; На одесском, на майдане; Прощай Одесса

Пахнет морем


Пахнет морем
И луна висит над самым Ланжероном
И каштаны
Тихо шепчутся с бульваром полусонным.
Невесомо
Серебриться ночи южной панорама.
Спят фонтаны
Занавешаны фруктовыми садами.
От бульвара
К низу лестница сбегает прямо к порту
В "Лунном" парке
Обсуждаются и браки, и аборты.
Натюрморты
Те, которые в Аркадии на пляже,
Не покажут
В знаменитом ленинградском Эрмитаже

Нет Одессы
Без Привоза и без Нового базара,
Там покрыты
Покупатели и матом, и загаром.
По бульварам
Пъяный запах распустившейся сирени
И трамваи
Пробивают себе путь в листве весенней.

Над причалом
Маяка огонь и лес портовых кранов.
В море чайки
А над ними гордо кружатся бакланы.
Рестораны
Осветили побережье огоньками.
Звон бокалов
И поет гитара за Одессу-маму.

И в загранке
Я всегда тебя по памяти рисую.
Молдаванку
И любимую родную мостовую.

И Пересыпь,
Пробудившейся от первого трамвая,
И, как в детстве,
Я по солнечному городу шагаю

На одесском, на майдане


На одесском, на майдане шум-переполох,
Полицмейстер Беловани проглотил свисток,
Потому что утром рано у его жены,
Кто-то из моих жиганов позабыл штаны.

Бедный обер-полицмейстер, бегает, кричит,
А его мадам без чувства бледная лежит.
Не могла она Семену ночью отказать,
Если мужа нету дома, ежли не с кем спать.

Мой братан для марафету бабочку надел,
На резном ходу штиблеты - лорд их не имел.
Клифт парижский от Диора, вязаный картуз,
Ой, кому-то будет сорез, ой, бубновый туз!

Ровно в полночь на диване Сема, сняв костюм,
Кушал с бабой Беловани вяленый изюм.
Словно луч от паровоза взгляд его скользит
По буфету, где, наверно, золото лежит.

Губы жаркие целуют девичье лицо,
А пальцы цепкие снимают с камушком кольцо.
Но темперамент ее южный он ее не рассчитал,
И в момент не самый нужный урка закричал.

Тут ворвался Беловани в вязаном белье,
И увидел уркагана в женином колье,
И пока он свою челюсть двигал взад-вперед,
Князь и гордость Молдаванки двинул в огород.

На одесском, на майдане шум-переполох,
Полицмейстер Беловани проглотил свисток,
Потому что утром рано у его жены,
Кто-то из моих жиганов позабыл штаны.

Прощай Одесса


Раз в Одессе, в еврейском квартале
Слух прошел об октябрьском восстании
Наш Абрам как-то странно вздохнул
В миг собрался и в штаты рванул.
Его с сыном и Сарой в дорогу
Провожать вышла вся синагога
Три билета на судно "Мираж"
Два на Сару и Мойши багаж.

Ах, Одесса прощай милый город.
Мы увидемся очень не скоро.
Знал тебя я как Сарино тело.
Ну куда-ж ты от нас супротив Рабочего дела.

А теперь, заглянем в Нью-Йорчик.
Мойшин сын там примерный заводчик.
Чтит он бога, семью и закон
И легально содержит притон
А в Одессе тогда за два года
Постреляли немало народа.
А те, кого расстрелять не успели
В Магадан уезжали и пели.

Может кто-то из вас усомнится.
Наш Абрам, и вдруг в роли провидца
Только он тогда всю ночь не спал
И к утру одолел капитал
Скушав порцию этой микстуры
Сразу понял он смысл диктатуры
Изучайте ребята марксизм
И уменьшится ваш оптимизм.

 

© Copyright 2010 Тудой-Сюдой